Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава

— Нерентабельно, — разъясняла она дома. — Недорого больно, и то не берут.

Сенька обрадовался было, но, видно, поторопился. Мама стала возить в город зелень и овощи, цветочки и яблоки и еще почаще брала с собой Сеньку. Только сейчас они ездили не по утрам, а после школы, поближе к вечеру.

Мама всегда спешила:

— Люди Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава с работы двинутся, здесь в самый раз продавать.

— А что, в городке нету, что ли, ничего? — интересовался Сенька.

Они всегда торопились, и, по существу, Сенька не лицезрел городка: с вокзала прямо в метро, оттуда куда-нибудь за угол, во двор либо в подъезд, там продали и назад.

— Есть-то Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава есть, — разъясняла мама, — да не такое. У нас свеженькое все, прямо с грядки, а в магазинах разве такое?

Иногда и Сенька задумывался, что городским жителям никак не обойтись без их. Зелень и овощи брали бойко, даже когда мама увеличивала стоимость. Правда, не всегда.

В нехорошие деньки ворачивались домой Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава практически без выручки, с непроданным продуктом.

— Снова редиску в магазины выкинули, — не без сожаления гласила мама. — И палаток этих понастроили, будь они неладны!

Это и Сенька лицезрел: в городке много пооткрывали овощных палаток и лотков, и около их всегда толпились люди.

И вновь в такие деньки бабушка ворчала, хоть и лежала Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава уже, не вставая, в кровати.

— Ты, Лена, мест не знаешь! — гласила она. — А место выбирать нужно с мозгом. От места все зависит. Вот поднимусь, с тобой поеду, сама покажу…

Но она уже не поднялась. Бабушку похоронили неплохим майским деньком на сельском кладбище. Поставили крест, чтоб все знали, что она Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава веровала в бога. Мама рыдала. Сенька жалел мама и старался быть суровым и печальным. А на кладбище в это время вовсю галдели воробьи и грачи, взрывались почки на деревьях, пробивалась через рыхлую сырую землю травка. Все радовалось весне.

Уже во время поминок Сенька сообразил, что жизнь сейчас в доме Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава пойдет по-другому. И отец, и мама, и Митя не по привычке много гласили, даже смеялись, и, как показалось Сеньке, сейчас никто никого не страшился.

Вечерком отец подошел к иконе Николая-чудотворца, которая висела в правом углу избы, минутку поразмыслил и затушил лампадку. Позже осторожно снял икону Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, вынес в сени и сдул с нее хлопья пыли.

— Куда ее сейчас? — спросил он у мамы, протягивая ей икону.

— Может, нехорошо это, Коля? — неуверенно произнесла мама. — Может, грех какой снимать?

— Какой тут грех! — произнес отец. — Ты же не собираешься молиться?

— Не собираюсь, — произнесла мама, принимая икону.

— Ну и спрячь куда-нибудь Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава либо отдай кому, — порекомендовал отец. — Да пыль в углу протри, накопилось.

А через один день либо два отец отвел корову в племенное стадо. Это значило, что скотина сейчас будет совхозная, что не нужно мыслить о сене для нее и о том, куда девать молоко. За корову дали средства.

— Как Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава это мы без скотины? — заволновалась мама. — Ни молока собственного, ничего… Жутко.

— Чего ж жутко! — хохотал отец. — Молоко в совхозе можно брать, как все люди.

— В совхозе обезжиренное, какое это молоко! Ну и средства платить нужно, — продолжала волноваться мама.

— Нам хватит, маманя, и мороки меньше, — поддержал отца Митя Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава.

Мама зарыдала, но растолковала, что не из-за скотины: вспомнила бабушку.

— Сейчас в самый раз для тебя, Елена, в совхоз идти, — порекомендовал отец.

Мама, кажется, не возражала:

— Вот дела подгоню немножко, ну и цветочки пройдут — грустно…

В это время они собирали по полям и лугам нехитрые майские букетики и Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава возили их в город. Почаще мама возила одна, пока Сенька был в школе, но иногда приходилось и Сеньке.

Сенька все ожидал, когда отойдут цветочки. Но они отходили медлительно, и на замену им возникало что-то новое. Поначалу лук прорезался и укроп, редиска поспела, ягоды пошли, огурцы…

Отец бранился.

— Портишь ты, Елена Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, парня! — гласил он мамы.

— Чем все-таки? — не понимала мама. — И в газетах пишут, что с малолетства к делу нужно привыкать…

— Привыкать, да не к тому. Что ты, торгаша из него готовишь?

— Ну уж и торгаша! — не соглашась мама. — Просто тяжело мне одной. Вот Сенечка и помогает нам Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава чуть. Что все-таки здесь худенького?

Вышло, так, что мама права. Как не посодействовать ей?

Вот и шло все по-старому.

Сейчас яблоки поспели. Отлично хоть, что яблонь у их всего три штуки, а нежели бы целый сад!

С идеей об этих яблоках и бежал Сенька домой.

«Наверное, мамка на Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава данный момент принудит обрывать к завтрашнему, — задумывался он. — А днем снова в город…»

Но Сенька ошибся. Около дома он увидел мама, которая держала на веревке козу.

— Это чья? — спросил Сенька.

— Наша, — произнесла мама. — Купила вот у Сушковых. Дешево дали. Смотри, какая ладная.

Сенька поглядел и даже потрогал козу Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава. Белоснежная, с бородой, в костях широкая. Коза как коза.

— А для чего? — спросил он. — Для чего нам? И папка заругает.

— Поругает, поругает и отойдет, — произнесла мама. — Зато молочко свое будет.

Сенька поглядел на мама и увидел, что лицо ее было счастливым и малость виновным.

И правильно, оказалось Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, что иметь козу не так плохо. И совсем не из-за молока.

— Завтра, сынок, я в город поеду, — произнесла мама, — а ты уж попаси ее. Только к речке иди либо к леску. Там травка посочнее.

Сенька обрадовался так, что даже заорал «ура» и запрыгал по избе.

— Вот и Сенечке удовлетворенность, — произнесла Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава мама, — а ты сердишься…

Это она — папе.

Отец только рукою махнул:

— А, чего там сержусь! Делай как знаешь! Все одно с тобой не сговоришься…

— Наследство прошедшего, — пошутил Митя, — частнособственничество именуется.

— Ну хорошо, хорошо, — попросила мама. — Не нападайте уж… А ты, сынок, до обеда только попаси. Я вернусь, подою Катьку Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава.

В Старенькых Двориках всех коз звали Катьками.

Наутро Сенька пробудился с петушками. А петушки в деревне так рано начинали кукарекать, как будто и совсем не ложились спать. Мама уже встала и собиралась в город. Отец и Митя спали.

— Ты много не бери, — порекомендовал Сенька. — Тяжело.

— Я и так Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава одну корзиночку, — произнесла мама. — На 1-ый раз. Непонятно еще как…

Сенька, не умываясь, выскочил на улицу и, прошлепав босоногими ногами по росистой травке, открыл хлев. Катька повернула к нему голову и потрясла бородой.

— На данный момент, — произнес Сенька.

Он взял дома книгу, краюху хлеба, огурец, завернул в бумажку щепотку соли Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава и попрощался с мамой.

— Помылся бы, поел, — произнесла мама.

— Я позже, на речке, — пообещал Сенька. — Возвращайся быстрей!

Солнце еще еле-еле подымалось над лесом, когда Сенька вывел козу за ворота. Туман стлался над речкой и над капустным полем, подходя к последним домам. В обратном конце деревни у скотного Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава двора мычали скотины. Мимо магазина прошла стайка ребят с плетенками и ведрами. Сенька издалече вызнал Серегу, Лешу, Максима Копылова. А вот девчонку, что шла с ними, не вызнал. Накрутила платок на голову, кофточку какую-то нацепила, сапоги — не узнаешь.

«По грибы», — отметил Сенька.

Грибов в этом году было много, и Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава бабы в деревне поговаривали: «Уж не к войне ли?»

Сенька даже отца спросил почему.

— Примета, молвят, такая, — произнес отец. — В сороковом году, перед войной, уродилось много грибов. Вот и задумываются. Да только войны не будет. Не такое время.

Про время Сенька и сам знал. «У нас ракеты Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава какие, а у янки что? — размышлял он. — Не станут они вести войну, все одно побьют их».

По грибы Сенька не прогуливался. И некогда и ни к чему. Дома как-то не повелось есть грибы. Мама и отец вроде не обожали, и Сенька не привык.

Провожая очами уходивших ребят, он поразмыслил: «И что Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава за энтузиазм! Или дело — я. До обеда на речке да с книгой!»

Книги Сенька обожал, хотя читал не достаточно. Дома были книги все почаще без картинок — читать их неинтересно. Когда в школе обучался — в библиотеке брал, а на данный момент никак не соберется. До школы три километра идти, ну Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава и не всегда библиотека открыта. А в клубе только взрослым дают: детских, молвят, пока нет.

И вот два денька вспять брат привез Сеньке сходу две книги. В райцентре купил. Обе достойные внимания: толстые и с картинами. Сенька начал читать обе сходу, но запутался.

Тогда решил читать про Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава Незнайку. Ее и взял на данный момент с собой.

К Гремянке Сенька шел возлюбленным методом. Катька его слушалась и нерасторопно вышагивала впереди. Они обошли капусту, свернули на тропинку и вступили на мосток. Над речкой еще висел туман, на перилах мосточка лежала роса.

Выйдя на другой сберегал, Сенька отпустил козу и снял Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава рубашку. Он обожал мыться, как отец и брат: по пояс.

— Бр-р!

Вода в речке прохладная, но Сенька мужественно черпал ее широкими ладонями и плескал для себя на лицо, на шейку, под мышки, на животик.

Позже натянул рубашку прямо на влажное тело и взобрался на сберегал. Катька Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава была рядом и, завидев в Сенькиных руках хлеб, подошла к нему.

— Все! — произнес Сенька, дав ей кусок. — Иди гуляй!

Из-за леса выглянуло солнце. Воздух над полем задрожал в его лучах. Затрещали кузнечики, и невидимые глазу птицы на все голоса начали прославлять наступившее утро. Вскинули к небу свои Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава малиновые головки цветочки кашки. Одинокий подсолнух, чудом выросший на берегу реки, повернул свою круглую мордаху в сторону солнца. У самой воды забегали сероватые трясогузки. Взвились в небо ласточки, и, как будто отвечая на их голоса, в осоке заскрипели лягушки.

Сенька сжевал хлеб, похрустел огурцом и растянулся на травке с Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава книгой. Сейчас ему было и тепло и сытно. Он даже расстегнул рубашку и похлопал себя по груди:

— Отлично!

Вдалеке со стороны деревни затрещал трактор.

«Папка, — решил Сенька. — Под озимые пашет».

Сенькин отец всю жизнь работал трактористом, исключительно в войну на танке ездил. Но это было издавна. И тогда самого Сеньки Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава еще не было.

Вспомнив об отце, Сенька улыбнулся. Когда корову в совхоз продавали, отец произнес мамы про собственный трактор:

— Вот у меня скотина так скотина: и хлеб для тебя, и молоко, и мясо! А что твоя — хлопоты одни да навоз.

Отец у Сеньки забавнй. Всегда чего-нибудть выдумает!

Сеньке Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава нравится, что отец тракторист. Это дело истинное, увлекательное. Недаром трактористы в деревне всегда на первом месте. Ну и куда без трактора денешься! Ни вспахать, ни посеять, ни урожая убрать. А если что тяжелое своротить нужно — тоже тракториста зовут. Мощная машина — трактор, и работать на нем — одно наслаждение!

На грузовике Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, как Митя, тоже хорошо. Грузовиков в совхозе стало много, да все одно — шоферы без дела не посиживают. На лошадях-то сейчас практически ничего не возят, все на машинах.

«Когда вырасту, — задумывался Сенька, — непременно или трактористом буду, или шофером. Это — дело!»

Сенька посмотрел на Катьку, и ему почему-либо стало обидно Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава. Ну какой прок от этой Катьки? Ну, подоить можно, а к чему? Хватает молока, что из совхоза берут, а здесь еще козье! Правда, реализовать можно…

Здесь Сенька осекся в собственных идей: «Продать? Чего это я!»

А вобщем, ничего, что есть Катька. Вот в город не поехал, и почитать можно Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава. Отец гласил, что чтение — наилучшее учение! И еще вспомнил Сенька, как отец гласил, что лучше родных российских мест ничего нету на свете. Всякие там заграницы и страны дальние — совсем не так любопытно. Отец в войну их все прошел, он знает.

Сенька по натуре домосед и, хотя зовут Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава его мечтателем, ни о каких далеких странах не грезит. Вот Митя на Кавказе служил, так гласит, что там даже леса нет, а одни сады с пальмами и ходить в их необходимо только по дорожкам.

— А березки есть? — интересовался Сенька.

— Березок не видал. Может, и есть, да там, на турецкой границе, не встречал Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава я их.

— А речка есть там?

— Речки есть, и море даже есть, а таковой, как наша, нет, — гласил Митя.

— И правда неинтересно, — соглашался Сенька.

Все свои восемь лет он провел в Старенькых Двориках и далее городка никуда не выезжал. В городке шумно, горячо, неспокойно, и Сеньку всегда Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава тянуло назад, в свои места, где он ощущал себя просто и просто. Здесь все знакомое, обычное, свое, даже люди, которых он знал наперечет и которые знали его. А что до развлечений, так и тут их навалом! Если нет дел по огороду, можно играть с ребятами и купаться, а зимой бегать по Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава ледовой дорожке, проложенной по Гремянке, на коньках. А еще отлично потолкаться на машинном дворе, где пахнет тракторами и грузовиками и отец время от времени разрешает сесть рядом с ним и проехаться до ворот. А то и Митя прокатит. В клубе через один день крутят кино — в два сеанса. Не Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава успел на один, иди на 2-ой. Правда, до этого бабушка не всегда пускала Сеньку в кино, гласила, что затратно, зато на данный момент его никто не ограничивает. Папка средства дает, а если нет его, то и у матери несложно выпросить. На кино она не жалеет! Вот только когда Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава в город они движутся вечерком, в кино не попадешь. И все-же Сенька практически ничего не пропускал: картины в клубе нередко повторяются. Сейчас не лицезрел, на другой неделе узреешь.

Сенька лежал с книгой, а солнце подымалось все выше и выше, слепило глаза. Он позевывал, потягивался, строчки перед ним расплывались Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, буковкы бледнели. Еще минутка, еще, и Сенька не увидел, как задремал. Разморило его на жаре, ну и спал он в прошлую ночь не достаточно.

Через сон Сенька слышал журчание речки, и голоса птиц, и некий приятный шелест рядом с собой, и чмоканье. «Это Катька, — задумывался Сенька. — Траву щиплет. Отлично Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава…»

Вдруг Сенька пробудился от непонятного треска над ухом и, открыв глаза, испугался. Рядом с ним Катька трепала книгу.

— С мозга сошла! — в отчаянии заорал Сенька, вырывая из Катькиного рта книгу. — Эх, ты!

Катька отошла, дожевывая оторванную страничку и достаточно помахивая куцым хвостом.

А Сенька… Сенька листал затрепанную Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава козой книгу:

— Эх ты, бесстыдная! Сколько нажевала! И хоть бы с начала, а то с самого конца, все нечитаное…

В книге не хватало по последней мере 10-ка последних страничек.

Сенька поглядел вокруг и, убедившись, что он один, зарыдал. Нужно ж было уснуть и довериться этой Катьке!

Он рыдал длительно, размазывая кулаком Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава слезы и вздрагивая всем телом. А Катька как ни в чем же не бывало прогуливалась поодаль и вновь пощипывала травку.

— Правду папка произнес, не нужна ты! Одна морока с тобой! — погрозил ей Сенька и спустился к речке.

Здесь он разделся и пошел в воду. «Хоть искупаться с горя Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, и то отлично!»

После купания к Сеньке возвратилось не плохое размещение духа, и он даже улыбнулся, взяв в руки затрепанную книгу. «Если Мите расскажу, не поверит», — пошевелил мозгами он.

Скоро из леса показались ребята, которых Сенька лицезрел днем.

— Загораешь? — еще издалече заорал Серега.

— Да вот козу пасу, — растолковал Сенька. — Мама Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава купила.

Оказалось, что девчонка, которую он не вызнал с утра, была Сушкова.

— Это наша, — произнесла Оля. — Чего-то она удой снизила, вот мамка ее и продала! Кать! Кать! Кать! — позвала она козу и засунула ей в рот руку.

— Вам-то она к чему? — спросил у Сеньки Максим Копылов — самый старший Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава из ребят.

Сенька только плечами дернул.

— Как это к чему? — сделала возражение Оля. — Для хозяйства. Корову у их отобрали, так хоть коза будет.

— Никто у нас корову не отбирал, — возмутился Сенька. — Мы ее сами в совхоз продали.

— «Сами»! — захихикала Сушкова. — Если б сами, так твоя мама тоже в совхоз Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава пошла бы. А она не идет!

— Может, ей нельзя. Немолодая! — понимающе произнес Леша и, стараясь перевести разговор на другую тему, показал Сеньке полное ведро грибов. — Одни белоснежные! 50 штук!

Сенька не знал, что ответить по поводу мамы. Ему стало грустно, что хитрецкая Оля уколола его да еще про козу Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава произнесла, что она плохая.

А Оля здесь как здесь:

— Да ты не огорчайся. Катька-то, в общем, ничего! С молоком будете и с сыром. Самим можно варить. И себя обеспечите, и в город свезти можно…

— Для тебя все свезти да свезти! — возмутился Максим. — Ты и грибы небось Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава не себе, а для рынка собираешь.

— А что ж! — призналась Оля. — Мамка поедет на рынок, знаешь, сколько средств привезет. Платьице новое мне справит. У меня тоже одни белоснежные, штук 40!

«Почему-то моя мамка грибы для реализации не собирает, — поразмыслил Сенька и здесь же спохватился. — Снова я…»

Тем временем все ребята Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава напали на Олю, и Сеньке даже стало жаль ее.

— Она не повинна, если мама ведет торговлю, — произнес он.

— Защищаешь поэтому, что у тебя самого мама такая! — зло произнес Серега. — Вот и ведите торговлю вкупе своим козьим сыром! А мы пошли!

Серега двинулся к мосточку, за ним пошли Леша Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава и Оля.

И только Максим дружественно похлопал Сеньку по плечу:

— Ты не серчай! Правильно он гласит! Сушковы — известные торговцы, как бабка твоя была. А мама у тебя отменная, только несознательная. Пока!

«Вот и он произнес, что мамка несознательная», — с горечью пошевелил мозгами Сенька.

И уж от самого мосточка донеслись до него слова Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава Максима Копылова:

— Напрасно ты, Серега, мальца оскорбил. Подрастет — сам усвоит. А на данный момент что ж ему, с мамой вести войну? Не по Сеньке шапка!

«Почему шапка? — не сообразил Сенька и даже голову потрогал. — Никакой шапки у меня нет, и кепку я дома оставил. А Максим гласит: не Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава по мне шапка!»

Дома Сенька застал только Митю. Брат заехал перекусить. Мама еще не возвратилась.

— Ну как, козовод, дела? — забавно спросил брат.

— Вот, съела, — произнес Сенька и показал затрепанную книгу.

— Вроде бы эта коза всех нас не слопала, — произнес Митя, и Сенька не сообразил, шутит он либо нет.

Настроение Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава у Сеньки испортилось, а когда приехала мама, и совершенно стало худеньким.

Яблок она продала всего только половину и произнесла, что завтра к вечеру поедет совместно с Сенькой.

— В две руки резвее, ну и тяжело мне одной, сынок!

— Мне книги нужно приобрести для второго класса и тетради. Скоро в школу, — произнес Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава Сенька.

— Освободимся пораньше и купим, — пообещала мама.

Сенька подумал-подумал и решил уцепиться за последнюю соломинку:

— А Катька как?

— Утром, сынок, попасешь, а позже около дома привяжем, — произнесла мама. — Разок и тут погуляет.

Хочешь не хочешь, придется ехать. И коза не выручила!

«Ну и пусть, — решил Сенька Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава. — Это завтра. А сейчас чего мыслить! Пойду-ка гулять».

Пока мама возилась в чулане, Сенька выбежал на улицу. Вблизи ребят не оказалось, и он направился в конец деревни. Там у машинного двора наверное кто-либо есть.

Около конюшни он увидел несколько старших мальчиков, которые распрягали лошадок. Был посреди их и Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава Максим. Сенька подошел.

— Ребят не лицезрел? — спросил он у Копылова.

— А чего они для тебя? — ответил Максим, выводя лошадка из оглоблей. — Тпру-у!

— Да так просто. Поиграть.

— Хочешь с нами жеребцов купать? — предложил Максим. — Ты на лошади-то когда посиживал?

— Посиживал, — соврал Сенька, хотя по сути только грезил об этом Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава.

На тракторе он ездил, на машине катался, а вот верхом никогда. В один прекрасный момент, правда, Митя посадил его на лошадка, да, как на грех, мама вблизи оказалась. Подбежала и сняла Сеньку: «Что ты! Разобьется он, небольшой!»

Максим протянул Сеньке поводья, а сам пошел в конюшню спросить Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава.

Из ворот вышел однорукий дядя Яков, недоверчиво осмотрел Сеньку с головы до ног, почесал нос:

— Ну что ж, валяй! Да смотри лошадка не раздави! Велик больно!

Конюх просто схватил Сеньку одной рукою и посадил на сероватую кобылу.

— Держись, брат! В старенькое время конник бы из тебя вышел хороший Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава! — торжественно произнес дядя Яков и протянул Сеньке ремень. — Ну ничего! Наездником будешь в цирке.

Сенька посиживал, обширно расставив ноги, и блаженно улыбался. Большего счастья он еще не испытывал.

— Н-н-но! — кликнул Копылов и подтолкнул свою лошадка ногами.

И Сенька, шлепнув по краям сероватой кобылы босоногими пятками, кликнул:

— Но Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава!

Лошадка послушливо двинулась. Ехали впятером: Максим, еще трое пятиклассников и Сенька. Ремень в Сенькиных руках дрожал, сам он неловко подпрыгивал на широкой спине лошадки и испуганно нагибал голову при каждом ударе лошадиного хвоста. А хвост у кобылы оказался, как назло, страшно длинноватым и чуть ли не доставал до Сенькиной спины.

Но Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава вот Сенька равномерно приноровился к ходу лошадки и, подпрыгивая в такт ее шагам, устроился поудобнее, не так, как сначала пути.

— Ну как? — спросил на ходу Максим. — Живой?

— Живой! — отрадно ответил Сенька и вдруг поразмыслил: «Как же я с нее слезу?»

Купали лошадок практически у самой плотины. Там, где скот протоптал Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава спуск к воде. Когда подъехали к речке, ребята ловко соскочили с лошадок и сходу повели их в воду.

Сенька тоже задрал левую ногу вспять и ловко скатился по гладкому кобыльему боку на землю. Вышло, что он спрыгнул, и достаточно хорошо. Позже взял кобылу под уздцы и повел в Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава речку, совсем забыв раздеться.

— Ты бы брюки снял либо хоть закатал, — порекомендовал кто-то из ребят.

— Ничего, — бойко произнес Сенька, которому уже нечего было терять: он стоял по колено в воде. Штаны его промокли и надувались, как резиновые камеры.

Пока мыли лошадок, не увидели, как большущая темная облако заслонила небо Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава. Поднялся сильный ветер, взметнувший клубы пыли и песка, жутко зашумели деревья. Кое-где сверкнула молния.

— Заканчивай! Кажется, гроза будет! — поторопил Сеньку Копылов.

Когда вывели лошадок из воды, ветер усилился. Молния сверкнула еще поближе, над лесом. Треснула и с грохотом упала на плотину кривая березка.

Сенька пробовал забраться на Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава влажную, скользкую спину лошадки, но кобыла дергала задом, и Сенька отскакивал в сторону, чтобы не попасть ей под ноги. Пришлось ребятам посодействовать — взвалить Сеньку на лошадка.

Назад поехали маленькой рысью…

И это испытание Сенька выдержал с честью. Он не лицезрел ни молнии, ни дождика, ни ветра, ломавшего ветки деревьев.

Что Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава ему гроза, когда он мчался на лошадки, никак не отставая от старших ребят!

Из конюшни Сенька бежал домой в полной мгле, под косым ливнем. На очах у него повалилось еще несколько деревьев. Ветер гнал по проводам, от столба к столбу, сломанные ветки. Реальная буря!

Взбежав на крыльцо собственного дома Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, Сенька тормознул, перевел дух и тихо, с видом собственного плюсы переступил порог. И пожалуй, дома его приняли бы за реального водяного, если б не Сенькино лицо, на котором правило полное блаженство.

— Боже ты мой! Где ты пропадал? Мы тут с мозга посходили! — ринулась к Сеньке мама.

И Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава даже Митя с папой не выдержали.

— Неплох! — произнесли они в один глас.

— Мы лошадок купали! — произнес Сенька нарочито флегмантичным тоном, как будто всю жизнь только и занимался этим делом. И объяснил: — На Гремянке.

— Каких лошадок? Для чего? С кем? — заботилась вокруг Сеньки мама. — Ногу-то, ногу подними! Дай Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава брюки снять!

— Понятно, совхозных, — произнес Сенька. — С ребятами. Нам дядя Яков поручил.

Через пару минут, переодетый во все сухое, Сенька посиживал вкупе со всеми за столом и прислушивался к бушевавшей по ту сторону окна буре.

— Давненько таковой грозы не было! Правда, году в 30 девятом, перед войной, еще сильней ураган прошел, — вспомнил Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава отец. — Крыши посрывало в деревне, а одну избу и совсем разбило на щепки…

— Типун для тебя на язык! — перебила мама. — Наговоришь! И так сердечко заходится.

— Деревья и на данный момент поломало. Я сам лицезрел, — добавил масла в огнь Сенька. — Около магазина ольху скрутило. А ветки так и летят по Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава проводам!

— Ох, что будет, что будет! — вздохнула мама. — Все яблочки небось посшибает! Ни с чем останемся!

— Так это лучше! — воскрикнул Сенька. — Срывать не нужно. Подбирай на земле, и все там.

— Зелень посшибает незрелую, кому она нужна! Разве ее продашь? — продолжала мама. — Наделала эта гроза бед!

«И отлично! — поразмыслил про Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава себя Сенька. — Пусть все посшибает!»

— Ты, Елена, хоть бы на стол яблочков когда положила! Для нас-то, для собственных, — произнес отец. — А то все для реализации, для реализации.

Мама смутилась. Лицо ее покрылось красноватыми пятнами.

— Да разве я не даю? Ведь все наше. Взяли бы, — произнесла она, поспешно вставая Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава из-за стола. — Вот они, пожалуйста, ешьте. Вот!

И она поставила на стол плетенку с нераспроданными яблоками.

На последующий денек после обеда Сенька отправился с мамой в город. Взяли две плетенки. Мама желала прихватить и третью, но Сенька отговорил.

Мама не спорила, только пожалела:

— Пропадут! Ох, пропадут Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава! Ведь все три дерева гроза обтрясла. Куда сейчас денешь!

В автобусе оказалось свободно. Через 10 минут они уже добрались до станции. Подошедшая электричка была далекой — вагоны переполнены. Сенька протиснулся в дверь с неловкой плетенкой, мама — за ним. Далее пройти тяжело — пришлось тормознуть в тамбуре, где тоже было много народу. На Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава остановке люди спотыкались об их плетенки, многие откровенно бранились:

— Снова мешочники!..

Сенька уже привык к этому и безропотно передвигал свою плетенку с места на место.

— Ничего, доберемся как-нибудь, — успокаивала мама, гладя Сеньку по голове. — Ты ее сюда, к краю, поставь!

Город их повстречал привокзальной сутолокой, шумом, раскаленным асфальтом, душноватым, дымным Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава воздухом. Видимо, уже кончились на заводах смены, скоро пойдут с работы покупатели.

В метро снова толкучка у дверей вагонов, снова недовольные взоры и голоса:

— Дайте же пройти! Ох уж эти мешочники!

Сенька ежился в такие минутки, терялся, не зная, как лучше поставить плетенку, а мама неуклюже поворачивалась то Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава на лево, то на право, давая дорогу: «Пожалуйста! Проходите, пожалуйста!»

Когда вышли из метро, Сенька спросил:

— Почем просить?

— На данный момент поглядим, сынок, — ответила мама. — Вот только пристроимся.

Она озиралась по сторонам, ища очами милиционеров. Их, к счастью, не оказалось, но зато около самого вестибюля метро они узрели Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава палатку, где вели торговлю яблоками.

— Пойдем далее, — потащила Сеньку мама. — Вон туда!

Они прошли мимо церкви, пожарной команды и кинозала, миновали улицу, уходившую под арку нового дома, но здесь снова узрели два лотка с яблоками.

Сенька послушливо поспешал за мамой и, заметив ее огорчение, сам предложил:

— Может, за угол?

Дотащились до угла Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава, да и там их ожидала беда. На обратной стороне улицы раскинулся фруктовый бараз.

— Поедем-ка, сынок, в другое место, — предложила мама.

Они возвратились в метро и доехали до последующей станции.

И снова огорчение: фургон и рядом палатка.

— Наверняка, болгарские завезли либо еще откуда, — растолковала мама, отбирая у Сеньки Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава плетенку. — Утомился, сынок? Давай я.

Пришлось опять спускаться в метро. Сенька встал к кассе за пятаками и нарочно избрал самую длинноватую очередь. Чтобы мамка хоть отдохнула немножко!

Через пятнадцать минут они уже оказались на другом конце городка. И тут около метро стояла палатка. Но яблок в ней не продавали. Только Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава овощи.

Лицо у мамы просветлело, и даже Сенька обрадовался: не метаться же весь вечер по городку.

Отошли немножко от метро, свернули к скверику, поглядели, нет ли вблизи милиционера. Слава богу, нет!

— Давай тут, сынок! — произнесла мама, ставя одну плетенку к ограде сквера. — А я на тот Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава уголок пойду.

— А почем? — спросил Сенька. — Сколько просить?

— 30 копеек пара, — уверенно произнесла мама. — Только поосторожнее. Смотри!

Сенька приподнял тряпку с яблок и принялся за дело:

— Яблочки! Кому яблочки! Белоснежный налив!

1-ый клиент — высочайший худощавый мужик в клетчатой рубахе — подошел к Сеньке:

— Почем?

— 30 пара, — произнес Сенька.

— Давай четыре штуки, — произнес клиент Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава и протянул Сеньке мелочь.

Начало положено!

— Есть яблочки! Прямо с дерева! Кому? Кому? — орал Сенька.

Покупатели шли. Брали и на 30, и на шестьдесят, а некий летчик взял даже на рубль 20. Сенька увидел, что яблоки приобретают практически что одни мужчины. Дамы подходят, глядят, спрашивают стоимость, молвят «дорого» либо совсем Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава ничего не молвят — и уходят.

В самый разгар торговли подошла мама, подождала, пока схлынут покупатели, спросила:

— Ну как?

Сенька показал полупустую плетенку:

— Ничего!

— Может, дешевим? — произнесла мама. — Давай-ка попробуем: рубль за пяток.

— А не недешево?

— Почему недешево?

Рубль так рубль!

— Белоснежный налив! Прямо с дерева! Кому? — снова заорал Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава Сенька.

И вновь появились покупатели. И вновь мужчины брали яблоки, а дамы уходили. Только одна, с девченкой, протянула Сеньке полтинник и произнесла:

— Дай на 50 копеек!

Сенька помыслил и дал ей три яблока.

Здесь он издалече увидел милиционера, стремительно прикрыл плетенку и отбежал в сквер.

Милиционер направился мимо, посмотрел на Сеньку и Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава ничего не произнес: видно, он шел домой.

Сенька поглядел на другой конец сквера, где стояла мама. Оказывается, она тоже увидела опасность и скрылась в подъезде. Но милиционер даже не поглядел в ее сторону.

Сейчас Сенька уже не выкрикивал: «Яблочки! Белоснежный налив! Прямо с дерева!»

— Кому? — спрашивал он вялым Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава голосом, и то только тогда, когда возникал прохожий-мужчина. Дам он вообщем пропускал. Все равно ничего не берут!

Правда, одна дама сама подошла к Сеньке с вопросом:

— Что у тебя?

Сенька молчком показал на яблоки.

— А-а! — произнесла дама и ушла, даже не спросив стоимость.

Яблоки все-же Передовое человечество — на стороне СССР. 4 глава равномерно таяли. Осталось не больше 3-х 10-ов.

Услышав Сенькино «кому?», тормознули две девчонки — школьницы с учебниками в руках. Видно, только-только приобрели.


pered-nachalom-spektaklya.html
pered-pervoj-mirovoj-vojnoj.html
pered-scenoj-uchenik-i-drug.html